?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry

Доктор Лиза и Выборы-2016

Украинский вопрос уже не просто лакмусовая бумажка, а катализатор системных сдвигов в общественно-политическом поле России. И этим вопросом оппозиция сама у себя отнимает Выборы-2016. Это, в том числе, засвидетельствовал свежий «рейтинг перспективных политиков, которые в 2016 году могли бы претендовать на победу в одномандатных округах» фонда ИСЭПИ. Этот занятный рейтинг тонкой нитью соединил многие, казалось бы, независимые друг от друга российские политические события ноября.

Казалось бы, причем тут Украина? При том, что в топ-10 рейтинга буквально ворвались две знаковые фигуры в вопросе общественной реакции на эти события — Елизавета Глинка (доктор Лиза, фонд «Справедливая помощь»), которая возглавила весь рейтинг, и писатель Захар Прилепин. Оба с большим успехом занимаются гуманитарной помощью жителям Донецкой и Луганской областей. Оба построили деятельность на широком народном финансировании: одна – по аполитичной линии, другой – по линии «поддержки Новороссии». Оба скорее оппозиционеры: Глинка – член «Гражданской платформы», Прилепин вообще бывший нацбол.

Так что, тренд гораздо глубже и интереснее, чем «усиление роли общественников, занимающихся волонтерством и социальной благотворительностью…, за поддержку которых в 2016 году будут бороться все амбициозные партии» заявленный экспертами фонда.

Будет ли этот тренд подхвачен правящей партией – это большой вопрос. Да и захотят ли общественники вступать в партию власти? Или предпочтут остаться независимыми? Будет ли этот тренд подхвачен системной оппозицией? В ЛДПР на это не способны ввиду несовместимой «корпоративной» риторики. КПРФ — тоже, но уже из-за структуры своего электората, предпочитающего секретарей обкомов и «крепких хозяйственников» активным молодым людям. СР – тоже вряд ли, им еще надо разобраться с «творчеством» Гудковых и Пономарева по Украине. Возможно «Гражданская платформа» сможет на этом тренде зайти в Думу, несмотря на то, что Доктор Лиза не планирует напрямую идти в политику. Но пока партии надо разобраться с тем кто же у них лидер и какая у них позиция.

Ясно одно — этот тренд стремительно теряется несистемной оппозицией. Со времен Крымска, когда среди оппозиции было модным выражение «волонтеры заменили государство», лидеры этой самой оппозиции не сделали ничего, чтобы закрепить за собой такие волонтерские порывы. Образ доктора Лизы (которую принято считать либералом) и Прилепина (названного в рейтинге «умеренным националистом») вышибает несколько важных табуреток из под ног профессиональных борцов с режимом.


Во-первых — монополию на гражданское общество. Даже Совет по правам человека, куда входят многие из оппозиционных правозащитников, в своем докладе про беженцев продемонстрировал разрыв между «профессиональными правозащитными организациями» и истинным горизонтальным гражданским обществом. Правозащитникам оказалось не интересно заниматься помощью конкретным людям. Первенство доктора Лизы в рейтинге авторы исследования объясняют тем, что она «запомнилась ярким выступлением» на заседании СПЧ «с оценкой ситуации на востоке Украины как гуманитарной катастрофы» и уже это говорит о том, что остальные члены СПЧ не способны даже грамотно воспользоваться созданной для них площадкой при Президенте (куда уж выше то).

Во-вторых – единственную трактовку образа лидера для тех, кто не согласен с властью. Как бы в подтверждение этого нам «машут ручкой» с конца данного рейтинга: депутат Госдумы Дмитрий Гудков, гордо названный на съезде РПР-Парнас «европейским депутатом» и занимающий в топе 98-е место т.к. «преимущественная переориентация на украинскую тематику негативно влияет на его политическое будущее»; Сергей Митрохин (97-е место). А из-за их спин «машут» выбывшие из рейтинга: депутат Госдумы Илья Пономарев, который не преминул прославиться как единственный проголосовавший против включения Крыма в состав РФ; муниципальный депутат Максим Кац, который в последнее время подвергался нападкам политической «рукопожатной» тусовки — то подписи умудрился собрать, когда «все» кричали, что это невозможно, то Плющева раскритиковал и теперь порицаем, как могильщик «Эха».

В-третьих – убеждение, что широкое объединение «снизу»  возможно только «против». Люди готовы объединяться «за» решение проблем, вокруг действий по их решению и все доступные инструменты для этого есть. Но условный коллективный РПР-Парнас в очередной раз предлагает коалицию для победы на выборах («чтобы что?», как говорит один телеведущий) и объединение вокруг некоего «европейского пути». Это что за национальная идея второй свежести с запахом экспорта из соседней Украины? И на фоне этого сбежавший от долгов Пономарев формирует за границей клуб «Россия после Путина», который ставит целью «создать правительство переходного периода в случае смены власти». Альтернативный запасной кабинет министров с блекджеком… тоже, кстати, не ноу-хау. Вспомним какой-нибудь «Комитет-2008″

Но как раз Пономарева можно понять — он скорее всего уже осознал, что возвращение одномандатных округов, за которое неистово билась вся коалиционная оппозиция, преподносимое как одна из побед Болотной, уже ею проиграно. За всё это время она не сформировала пул потенциальных одномандатников, способных опереться на местное гражданское общество, объединить протестный электорат и мобилизовать «среднего» избирателя «за» себя в масштабах любого отдельно взятого думского округа. Хотя бы сохранить нейтральную, но широкую медийность, чтобы выход из Интернета не нес больше минусов чем плюсов. К слову, доктор Лиза и Захар Прилепин тоже «выходцы из Интернета», но выходец выходцу рознь: одни собирают гуманитарную помощь, а другие — пламенные твиты.

Но всё же, при всём этом, Лиза Глинка не заменит условных Гудковых в публичном поле, и, уж тем более, в оппозиционной среде, и не потому, что она не собирается идти в политику. Просто у «Гудковых» есть информационные ресурсы и жгучее желание оставаться в этом поле любой ценой. Они заняли нишу. Отсюда и периодические конфликты между жителями «ниши» и немногочисленными способными на конструктив и диалог оппозиционерами — та же Глинка была подвержена валу критики за участие в организации акции «Мы едины!», Кац после активной травли из недр своего же лагеря все чаще заявляет, что он «независимый политик» . Столь редкий конструктив выдавливают в нейтральное поле, зачищая «нишу изгоев системы», но, как известно любому политтехнологу, лишь тот «кто качает серединку, тот побеждает», особенно на одномандатном округе.

В 2016 году же стоит ожидать «низкую явку», «пассивность», «отсутствие коалиции оппозиционных сил» и всё то, что традиционно «мешает» победить оппозиционным кандидатам на одномандатных округах. За что боролись…